.Шер.
Твоя принцесс. (с)
Автор: =Sakura-chan=
Бета: нет.
Название: «Сыграем в жизнь?»
Пейринг: Саске/Сакура
Рейтинг: R, может до NC дотянет.
Размер: мини
Саммари: Игра. А на кону жизни.
Жанр: ангст, эротика немного психодела, драма.
Тип: гет
Дисклеймер: отказываюсь.
Размещение: спросить меня.
Предупреждение: практически бессюжетная зарисовка, но не ПВП. Со смыслом. Смерть персонажа.
От автора: автор не очень умеет писать драмы и психодел. Он только учится. Просьба сильно не быть, а обоснованно критиковать или хвалить, если понравится. И еще. Сакура не умеет писать нц =_= Так что бойтесь ХD


Ты никогда не искал причину своим поступкам. И просто так ты ничего никогда не делал. Так уж получилось. Всякое случается.
Кадры немого кино мелькают черно-белыми снимками.
Раз.
Брат убил всех. Ты – живое исключение.
Почувствовать себя благодарным за жизнь? Скорее плюнуть в лицо этой судьбе и чертовому нии-сану, что так поступили с тобой. Нечестно. Несправедливо. Детская и жалкая обида осталась там. За первым кадром, и пропала в суматохе жизни. Да, жизнь вообще несправедливая штука.
Два.
Ты ушел. Все, что было раньше, теперь не нужно. Есть только сила и тьма. А остальное – мусор. Жалкий и ненужный.
Лишь нить, которую ты не порвал, ведет в темноте.
Три.
Очередная цель. Орочимару. Потом Итачи. Вопреки всей своей мести, своей вере, что этот кошмар кончится, все лишь начиналось. Ты ошибался.
Пустота. И слезы. Тогда, впервые за несколько лет, ты позволил себе немного побыть слабым. Тогда ты плакал и чувствовал себя человеком.
Четыре.
Наруто – все же такой добэ. Как можно улыбаться окровавленными губами, когда твоя кусанаги торчит из его горла? Кровь льется, он смотрит тебе в глаза.
Ты слышал хруст его позвонков. Нить рвется, а он улыбается. Глядя на тебя уже пустыми улыбчивыми глазами.
Пять.
Ты совсем заблудился, потерял себя. Все желания смыты. Нитка, белая, еще светит. Почти. Еле-еле.
И никак не хочет отпускать тебя. А ведь ты устал. Странный винегрет совсем, как ты считал, несвойственных тебе чувств, душит. Нужно, чтобы отпустило. И ты ищешь ее – последнюю нить, что связывает тебя и не дает спокойно дышать. Быть может, тогда отпустит?


***
Теперь ты или она. Ищешь ее. Это довольно непросто, учитывая то, что после смерти Наруто она ушла из деревни.
Невольно усмехаешься. В итоге, каждый остался ни с чем. Вы лишь тупо повторили судьбу своих учителей.
Ты ушел первым, как и Орочимару. Наруто умер, как и Джирайя, забрав с собой все солнце, словно впитав его в себя. А она где-то ходит и не может успокоиться.
Надеешься на хороший прием. Ведь она наверняка мечтает отомстить тебе. Ты дашь ей этот шанс.


***
Месть лучше подавать холодной.
Ты сидишь напротив нее, в каком-то пропахшим дымом и спиртом, кабаке. Гомон голосов отнюдь не мешает вам. Смотришь в равнодушные зеленые глаза.
Ни капли любви, ни того «Саске-кууун!». Она стала сильнее не только визуально, но и изменилась внешне. От нее исходят волны… силы? Нет, мощи. Как от Тсунаде, когда та была жива.
Сакура - живое подтверждение стараний своей учительницы. Жаль, что живой она останется недолго.
-Пришел. – утверждение.
-Пришел. – кивок в ответ.
-Совесть замучила? – изучающий взгляд поверх поднятой чашки саке. Пьете, не чокаясь.
-Думай, как хочешь, - губы расползаются в ухмылке. Поистине змеиной.
Берет карты, быстро тасует. Ты едва успеваешь следить за ловкими, не менее сильными пальцами. Внезапно останавливается:
-Не душно?
Молчишь. Она знает, зачем ты пришел. Сакура всегда была умная.
-Да. Душит.
Встает с места, глядя на тебя сверху вниз. Все тот же равнодушный взгляд. Пальцы, сжимающие карты.
-Пойдем.


***
Здесь спокойнее, чем в кабаке. Тихая комнате в полумраке. Горит лишь ночник.
Саке. Карты.
Сидите на полу, она устало ведет плечами, вздыхает и снимает заколку, скрепляющую волосы. Длинные розовые волосы падают на плечи плотным потоком, взгляд слегка рассеянный, словно она не здесь, а где-то в другом месте.
Это все обман. Ты знаешь, что стоит тебе сделать одно неверное движение, как она мгновенно пресечет его. То доказывают ее ловкие манипуляции с картами. Движения точные, размеренные. Ровные.
Возможно ли, что она удачливей своей учительницы? Есть шанс это проверить.
-Сыграем? – глаза в глаза.
-Во что? – равнодушно поднятые брови.
-В жизнь, - начинает раскладывать карты. Это обыкновенный покер.
-Победивший может сделать с проигравшим все, что захочет.
А вот это уже интересно.
-Никаких поблажек. – ухмылка возникает сама собой.
-Идет.


***
Учихи не сдаются.
Победа почти в кармане. Карты, словно живые, послушно ложатся в руки.
Она сидит, напряженно нахмурившись. Ты видишь капельку пота, стекающую по виску. Конечно, эта игра – не шутка. Меняет одну. Потом вторую.
Не мигая, смотрит на тебя.
Ты знаешь, что значит – чувствовать партнера. Даже сидя в полуметре от нее, ты чувствуешь ее сердце, словно свое собственное. Оно бьется быстро, кончики пальцев, держащих карты, подрагивают.
Ты наслаждаешься ее страхом. Дыхание тяжелеет. Хочешь коснуться ее. Какая-то странная тяга наполняет сердце предвкушением. Ожиданием. Томлением. Наверное, эти чувства испытывает хищник, наблюдая за своей жертвой.
-Вскрываемся? – поднимаешь бровь.
-Давай сначала выпьем. – ложит карты на пол, наливает тебе и себе саке. Тихо. Слышишь как бабочка бьется о ночник.
Поднимает глаза. Сейчас, при странном заглушенном свете они кажутся тебе совсем изумрудными. Кривит губы в усмешке и, словно безмолвно надсмехаясь, салютует чашкой тебе. Молча выпиваете.
Откидывает голову назад и устало вздыхает. Ты видишь ее шею, тонкие венки, по которым струится кровь. Рука сжимает кусанаги. Желание такое сильное, что едва сдерживаешься. Либо она погибнет как Наруто, сейчас, либо вы продолжите играть. До победного конца.
Мысленно выбираешь последнее. И берешь в руку карты.
Опускает голову и с видимым интересом смотрит на тебя.
-Открывай, - даешь ей шанс. Безмолвно переворачивает карты. Одну за одной.
Десятка крестей, восьмерка крестей, четверка крестей, двойка крестей и один король бубновый.
*Флеш.
Невольно усмехаешься. Да. Она недалеко ушла от Тсунаде.
А твоя удача всегда идет впереди тебя. Резко переворачиваешь карты и с удовольствием следишь за сменой выражений на ее лице. А их много. Досада, боль, напряжение, ожидание, и, наконец, невозмутимость. Она все-таки взяла себя в руки.
Четыре туза. И один король.
-**Каре. – цедит сквозь зубы. Снисходительно смотришь на нее. Ну конечно же! Это же Сакура! Вечно думает, что умнее всех.
-Что бы мне такого загадать? – подносишь палец к губам. Сердце стучит, как сумасшедшее. Саке разгорячило кровь, - что бы такого подарить тебе? – антрацитовые глаза смотрят с холодной усмешкой, словно издеваясь.
Девочка, которая осталась позади. Девчонка, которая любила тебя.
Сейчас она терпеливо ждет приговора. Думает, что ты убьешь ее? Да. Но позже. А сейчас…
-Я подарю тебе…твою мечту. – это сказано почти ей в губы – ты слишком близко к ней. А потом словно во сне, чувствуешь ее мягкие, податливые губы, с привкусом саке.
Хватаешь ее за хрупкие с виду плечи, прижимаешь к себе. Бутылка саке опрокинута, напиток стекает на пол. Руки поднимаются на шею – большими пальцами поглаживаешь тонкие венки, которые видны через кожу.
Умопомрачительная нежность. Ни с кем никогда ты не был так нежен. Ты просто подходил и брал. Но сейчас, зная, что жить ей осталось буквально полчаса, ты можешь позволить себе эти ласки. Потом белая нить порвется, и ты станешь свободным.
Это похоже на жалость. А она разом, вот так вот беспощадно может убить. Но сейчас ни ты, ни Сакура не обращаете на эту жалость внимания. Ты медленно стягиваешь с нее вещи, не забывая целовать уже припухшие от страстных поцелуев губы. Руки гуляют по телу. Она тихо стонет, выгибаясь в твоих объятьях. Наверное, ее прошлые чувства до сих пор тлеют в душе.
Усмехаешься и быстрыми движениями стягиваешь с себя одежду. Движения четкие и ровные, словно ты не любовью собрался заниматься, а книжку почитать. Со стороны наверняка кажется, что ты ни капельки не возбужден, но это не так. Привычнее держать на себе маску даже в такие моменты.
Грубые руки скользят по ее телу, задевая соски, лаская белую, нежную кожу. Она тихо стонет тебе в губы, и, похоже, совсем не собирается сопротивляться. Наверное, она ожидала чего-то в этом духе? В конце концов, тебе просто не нравится быть предсказуемым.
Прижимаешь к себе хрупкое тело, медленно упиваясь им. Ею. Она такая нежная, даже несмотря на то, что шиноби. Быть ниндзя – сродни целой жизни. Опасность всегда рядом с тобой. И это напряжение, постоянные миссии делают свое дело. Из девушек они превращаются в натренированных бойцов. Почти андрогинных.
Она же не такая. Кожа белая и чистая. Или, может, это просто еще одно дзютцу, возвращающее былую красоту? Тебе некогда об этом думать.
Ты наслаждаешься ее телом, ее запахом. Ею. Неторопливыми поцелуями спускаешься к груди, выводишь языком причудливые узоры на белой коже, которая краснеет от твоих ласк. Сейчас она совсем расслаблена, словно не чувствует опасности рядом с собой.
Поцелуями сползаешь по ее бедру, языком играешь с белой кожей, оставляешь красные засосы, да это уже неважно, ведь скоро все кончится. Ты, Учиха, всегда был гением. Тебе не надо было даже учиться. А уж как приласкать женщину, ты знаешь и подавно.
Она почему-то пахнет смородиной. Вот посмотришь на Сакуру и на ум приходит какая-нибудь романтическая чушь из разряда «она пахнет лепестками роз», ну и все в таком духе. Нет, там она пахнет смородиной. Ты не знаешь, откуда этот запах, в конце концов, каждый человек пахнет по-своему. Раздвигаешь ей ноги, мягкий язык толкается во влажное лоно. Она упирается головой в пол, задыхается стоном, кажется, что сейчас девушка встанет на мостик. Невольно усмехаешься, руками придерживая бедра.
Мотает головой, руками гладит твою голову. Ты никогда бы не подумал, что у нее могут быть такие нежные руки. Всегда казалось, что ими она способна лишь разрушить, но не создать. А сейчас длинными пальцами поглаживает тебя по волосам. Это приятно. Так делала мама, когда ты был совсем маленьким.
И все же ты не даешь ей кончить. Поднимаешься, облизываясь. Это не было ни приятно, ни противно. Никак. Просто небольшая услуга. Целует тебя в губы. Здесь нет ничего плохого, и наврятле она простонет тебе в поцелуе, что любит тебя. Это лишь необходимость.
Ты не любишь ее. Она не любит тебя. Но что-то толкает вас быть вместе. Быть может, тоска по Наруто?.. И вы пытаетесь убить друг друга. Разве это не одолжение? Избавить друг друга от боли прошлых ошибок? Каждый думает по-разному.
Когда ты неторопливо входишь в нее, Сакура тихо стонет. Глаза полуоткрыты и в них плещется удовольствие. Зеленые. Мутные. Наверное, в них сейчас мелькает частичка того счастья, что она всегда хотела иметь. Нереального счастья лишь маленькая частичка.
Резкие толчки, словно ты пытаешься вбить ее в пол, приглушенные стоны, твое надсадное дыхание. Вот здесь и кончается нежность. Начинается грязь. Она привычнее. Теперь вы не пугаетесь ее, вы ведь взрослые.
Цепляется за тебя, словно не хочет отпускать. Неосознанный жест, боль в глазах, словно она знает, что вот так, совсем чуть-чуть, осталось жить. И даже наслаждением не смыть горечь и боль. Они напрочь впитались в вас, в ваши тела, стали частью вас. Лишить вас их – словно отобрать воздух и прекратить дышать. А так…все в порядке. Вы просто двигаетесь, словно сливаясь телами, но не сливаясь душами. Вы же не влюбленные. И поцелуев больше нет.
Лишь поцелуешь ее в лоб, когда тело почти остынет. Потом положишь это красивое тело на постель, вспомнив, как когда-то так же положил ее, бесчувственную, на лавочку. И укроешь мягкой материей.
А сейчас ты просто скользишь языком по ее шее, чувствуя, что еще немного – и пора начинать основную часть спектакля. Несколько резких толчков – и твое тело становится ватным. Она кончает следом за тобой и будто застывает, лежа на полу. Как сломанная кукла. В любом случае, как бы ни банально это не звучало, ты бы сейчас закурил. И ей бы дал. Последняя затяжка. Последний секс.
Тривиально, больно и глупо. Ну и пусть будет так.
Выходишь из нее и выдыхаешь. Вздох получается трудный. Тело коченеет. С запоздалой реакцией чувствуешь, что что-то не так. Шевелить мышцами становится труднее. Собираешься с силами встаешь на ноги. Какое-то….запоздалое чувство ужаса накрывает тебя с головой! Что происходит?! Ты едва можешь сделать шаг.
Она спокойно поднимается с пола. Садится, кутаясь в халат. Сейчас, в такой момент, Сакура выглядит по-настоящему женственной. Достает из кармана пачку сигарет. Ты удивлен. Даже при всех своих фантазиях, не думал, что она курит.
Поджигает. Затягивается. Выдыхает, и на тебя обрушивается ментоловый поток дыма.
-Что ты сделала? – хрипло спрашиваешь. Она устало трет виски и тяжело смотрит на тебя. В этом взгляде все. Все, что было не высказано.
Ты вдруг понимаешь, что это она на протяжении всех этих часов жалела тебя. Не ты ее. А она тебя.
-Знаешь, я могу изготовить яд без цвета, вкуса и запаха, - говорит будничным тоном, - не стоило тебе пить саке со мной.
Падаешь на пол.
-С-сука… - хрипишь. Она была права. Ученица Тсунаде. Она могла убить без оружия. А ты не принял это во внимание. Или не захотел? Этот вопрос не давал тебе ответа.
В любом случае, ты получил такую желанную для тебя свободу.
Стук сердца. Еле слышный. Оно стучит совсем медленно. Совсем тихо.
Раз. Два. Три. Четыре. Пять.
Нить оборвалась.


***
Харуно сидела и курила. И смотрела в окно. Она надеялась, что хоть там, наверху, они будут вместе.
Кто сказал, что месть лучше подавать холодной?
Она съела горячее блюдо.

-----------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------
*Любые пять карт одной масти в любой последовательности. Самая большая карта в комбинации определяет общую ценность флеша.
** Любые четыре карты одинакового ранга. Если у двух игроков одинаковые по достоинству каре, банк забирает тот игрок, у которого пятая карта больше.

@темы: гет, мое творчество, фики, эротика